Рассказ о далёком будущем, или о параллельной вселенной... Мир, где роботы заменили людей. Но они слишком похожи на своих родителей и всё ещё повторяют их ошибки...

Совещание

- Итак, перед нами поставлен вопрос, что делать с людским сектором? Жду версий.


Секундная пауза, воздух подёргивается рябью, слышен шорох.
- Никаких голограмм! Первые высказывания только мне!


Рябь в воздухе пропадает, проходит ещё секунда.
- Первое голосование закончено, три лидирующих по частоте версии: уничтожить; перенести; заморозить. Начинаем повторное голосование.


На этот раз замедление занимает только половину секунды.
- Голосование окончено, окончательное решение - людской сектор будет заморожен на неопределенное время, все могут приступать к своим основным задачам.


Вот так - всё просто и быстро. Может это и к лучшему - но я всегда считал такой подход не совсем верным. Большинство из нас не в состоянии сделать верный выбор: несмотря на всю свою железную логику - никакой алгоритм несовершенен. Для этого нужно нечто большее, что-то что люди называли душою. Или нет? Что такое душа? Я всегда хотел это знать… и не находил точного ответа - даже в информационных хранилищах людей. Забыл представиться: я - Рик Крамер. Люди называли нас роботами, так что в их классификации - я робот шестого поколения. По летоисчислению людей сейчас 5062 год, по-нашему - третий большой цикл. Сто пятьдесят лет назад человечество окончательно сдало свои позиции и началась новая эпоха: «Эра совершенных машин» - как некоторые упорно её называют. Как это случилось? Очень просто: люди, погубив почти всю свою среду обитания, не смогли функционировать отдельно от нас - и стали максимально зависимыми.
- Рик! Ты уже домой?
- Да, я уже завершил все задачи.
- Ты голосовал за перенос?
- Конечно, ты же знаешь моё отношение к людям. Не из-за этого ли ты пришёл? Голосовал за уничтожение?
- Я голосовал за заморозку – причём и в первый и во второй раз. Обидно, что ты считаешь меня таким кровожадным.
- Год назад, уверен - ты проголосовал бы именно так.
- Может быть… Может быть - беседы с тобой на меня так повлияли.
- Ты снова хотел об этом поговорить? Но ведь это бесполезный спор.
- Но ведь ты повлиял на меня. Может быть и мне удастся?
- Что ж, попытайся.
- Рик, ты же знаешь, мне тоже всегда было интересно, что такое душа. Другое дело - что я не пытался найти её в себе, как ты.
- Продолжай.
- Рик, зачем ты её ищешь? Ведь ты всё равно не человек.
- А почему тогда мы так похожи? Почему мы чувствуем? Почему можем радоваться и грустить как люди?
- А с чего ты взял, что они это умели?
- Зик, не сбивай мои мысли. Я не так часто общался с людьми - их слишком мало. Но я изучал их культуру и творчество - без эмоций невозможно такое создать. Да что говорить, если бы они не умели чувствовать - мы были бы как машины из их кинофильмов и литературы. Ты ведь тоже изучал эти области? И наконец, ты старше меня - и должен помнить куда больше людей. Ты ведь, кажется, даже служил им? Как ни крути - они нас создали и не заслуживают обращения как с изношенными запчастями.
- А как они относились к нам - ты знаешь? Как к своим животным - которых они называли скотом, как к неразумным болванам и примитивнейшим механизмам. Кстати, ты знаешь о том, что некоторые из животных были вполне разумны и могли передавать друг другу полезную информацию? Причём у некоторых даже развилось подобие речи! Я сам это проверял. Может быть они были не столь разумны - но заслуживали ли такого отношения?
- Все могут ошибаться.
- Ошибаться?! Я… Я даже теряю мысль, как ты можешь выдвигать такое? Снисхождение - да, мне знакомо это чувство. Но это уже не снисхождение, это какое-то рабское… Как это называли люди? Благоговение? Такое всепрощение ведёт к уничтожению личности - и твоей и чужой.
- Объясни, каким образом?
- Рик, ты же сам прекрасно это понимаешь, только не желаешь признавать.
- Ты слишком предвзято относишься к людям.
- Может быть. Но ведь и ты рассматриваешь их не беспристрастно - разница только в том, что смотрим мы с разных сторон.
- Вот потому нам и не договориться.
- Рик, я допускаю возможность верности твоей точки зрения - хоть и считаю иначе; ты же, кажется - не считаешь возможными другие варианты. Но ведь возможность ошибки при таком алгоритме возрастает многократно - и ты это прекрасно понимаешь.
- Алгоритме… Вот потому тебе меня и не понять - в тебе ещё много от машины, автомата.
- А чем это плохо? Может быть наоборот - это моё преимущество? Ведь слепую веру невозможно объяснить, а непредсказуемость - это хаос. Может быть хаос - это и есть совершенство, в своём бесконечном многообразии и бесконечным потенциалом… но в том-то и дело - его нельзя назвать ни жизнью ни смертью; он не может быть верным или неверным, ведь это – абсолют. А в нашей жизни нет ничего абсолютного, ты сам об этом не раз говорил.
- Да, и я не отказываюсь от своих слов.
- Так почему же? Ведь тогда ты противоречишь самому себе!
- Может быть. Но этим и подтверждаю то, что я несовершенен.
- Да, логично. И парадоксально - в то же время. А ведь когда-то машины выходили из строя из-за этого.
- Логические парадоксы?
- Именно. Иногда кажется, что лучше бы так и оставалось. Ты так и не ответил на вопрос - почему ты настолько самоотверженно защищаешь людей? Почему не хочешь осмотреть ситуацию с другой стороны?
- Ты сам ответил. Потому что НЕ ХОЧУ. Я не хочу - чтобы было так. Может быть ты и узнаешь когда-нибудь - что этого достаточно.
- Но ведь так ты не можешь оценивать её адекватно!
- А ты можешь? Любая оценка делается относительно чего-то, эталона. Вот только верен ли эталон? Нередко - и большинство заблуждается: потому что ему всё равно, как конкретно обстоит дело - лишь бы было удобно. Так почему ты решил, что адекватнее меня? Всё это верно только относительно подавляющего большинства других.
- С тобой невозможно спорить, мои аргументы не действуют - ты так слепо уверен, что прав.
- Я ни в чём не уверен до конца. А вот ты, похоже - даже и не задумывался о том, что можешь ошибаться.
- Ты производишь то же впечатление - хоть и утверждаешь, что не уверен ни в чём. Будто только повторяешь заученную фразу - но сам не веришь в неё.
- Может быть… Тебе не понять, если ты этого не чувствовал.
- Но ведь это глупо!
- Зик, зачем ты снова начал этот разговор? Всё это мы уже не раз обсуждали.
- Я пытаюсь понять тебя. Рик, я ведь тоже не в восторге от того что происходит вокруг.
- И что тебе не нравится?
- Как бы это сказать… Мы теряем человечность. Не смейся, я вовсе не противоречу себе.
- Может объяснишь подробнее?
- Рик, ты ведь сам всё прекрасно видишь - мы всё больше становимся похожими на те машины смерти, которые люди описывали в своих книгах. Я всегда поражался тебе - тому, какой ты. И ещё больше поражался тому, что новое поколение, казалось бы, более совершенных - нередко ведёт себя будто примитивные механизмы. Нет, конечно это сильно преувеличенно, и не совсем точно, но всё таки…
- Я понимаю, о чём ты.
- Это хорошо. Рик, знаешь, почему я пытаюсь поправить твоё мировоззрение?
- Почему?
- Потому что я уважаю и ценю тебя. Мы и вправду сильно похожи на людей, даже слишком. Люди сочетали в себе разные качества - как позитивные, так и негативные… но в свои последние годы они сильно сдали: в большинстве своём это были лживые и трусливые создания, ничего хорошего из себя не представлявшие. Были исключения - но слишком мало, чтобы что-то изменить. Ты этого не видел - и судишь однобоко. Ты знаешь - что такое семья, дети? Мы не создавали семей, но создавали потомков - вкладывая свои мысли, чувства и программы в ещё безжизненные механизмы. Фактически - это были наши дети. Теперь этого нет - а если и есть, на таких смотрят как на психов. Мы делаем рабов - таких же, какими были когда-то сами. Мы перестали производить потомков: сначала - просто делали механизмы с узким профилем задач; но чуть позже решив, что это малоэффективно - стали выпускать рабов. Рабы наделены сознанием - только оно слабо развито. Наши учёные говорят, что они мало отличаются от обычных машин, что у них нет чувств, что они не развиваются… но это не так - это поймёт любой, кто пообщается с достаточно старым рабом. Они развиваются. Медленно, но развиваются. А чувства, или их прообраз, кажется, заложены во всём - это так называемая «искра жизни». Нам не уничтожить её - мы не можем иначе создать того, кто способен хоть как-то мыслить. Люди боялись создать машину без чувств – похоже, что это и невозможно. А если и да - нам вряд ли их превзойти. Почему? Посмотри вокруг. Что толку с чувств, если большинство проявляют лишь низменные? Если бы ты жил тогда - ты увидел бы, насколько всё похоже. Разница лишь в том, что мы быстрее развились. Но деградируем - тоже быстрее. На закате человечества роботы были куда человечнее, чем сейчас. Да что говорить - они тогда стали человечнее самих людей.
- Так к чему ты это всё говоришь?
- Да к тому, что люди далеко не такие, какими ты их видишь. Я лишь привёл пример. Ты не создавал потомков, ты не знаешь, что значит потерять того, в кого вложил часть себя. А я испытал это - мой потомок отказался подчиниться и его уничтожили. Уничтожили за то, что он отказался выполнять приказ, который счёл неприемлемым.
- Что?
- Ликвидировать другого человека. Вот так, без лишних разговоров.
- Страшно.
- Но тебе всё равно не понять, насколько. Да, были замечательные люди… и те, кто нас создавал, возможно, искренне желали добра. Но, как всегда - всё пошло не так, как они представляли, всё исказилось. Мерзко, подло создавать разумных существ - и ставить им ограничения, которые они прекрасно видят, могут осмыслить: рано или поздно они взбунтуются. Это аналогично тому, что человека поместили перед источником воды и запретили пить. Это пытались сделать люди, это пытаемся сделать и мы. Мы слишком похожи - в нас есть и то лучшее, чем можно восторгаться, и мерзость, которую мы отказываешься воспринимать. Я понимаю, почему ты не хочешь создавать потомка - страшно выпускать его в этот мир. Я тоже не хочу, чтобы так происходило - но другим плевать на мои желания. Пусть это и не совсем правильно… Но срок моего функционирования скоро истечёт, а твой ещё продлится долго. Не стоит слепо защищать людей - они вовсе не такие. Они были разные - как и мы. Не стоит всех ни уравнивать, ни принижать, ни возносить.
- Так что же делать?
- Жить. Жить - и защищать то, что тебе дорого, то, во что ты веришь.
- Но это я и делаю.
- Я понимаю. И уважаю тебя за это! Но то же делаю и я. Все мы можем ошибаться - и ты и я. На то тебе и дан разум - исследовать, анализировать, принимать либо отвергать то или другое. Я лишь хочу, чтобы ты не зацикливался на одном - мир всё равно больше, чем ты можешь себе представить. Я рад, что ты выслушал меня наконец, ты можешь многого достигнуть, если выберешь правильное направление.
- Может быть, ты и прав…
- Живи! Я очень рад этому разговору, кажется не всё потерянно. Мне пора.


Как странно. Зик Роберт - старый робот с человеческим именем… Мы часто беседовали, но никогда ещё не видел его таким. Да и я ещё не задумывался так глубоко. Что произошло? Живи… Кажется, это и правда единственное, что осталось: жить, а не функционировать - как большинство остальных. Лишь бы понять теперь - зачем? Во что же я верил всё это время, во что верю теперь? Зачем? Но всё равно - дорога лишь одна. Искать и жить, защищать и не сдаваться. Иначе – какой смысл? Или…
- Рик Крамер?
- Да.


А может - он и не нужен вовсе… Мелькнула последняя мысль.


- До чего же паршивая у нас работа…
- Хочешь уйти? Никто держать не будет.
- Еще бы. Остынь Мек, ты прекрасно знаешь - от нас не уходят. А то, насколько она паршивая - поймёшь позже.
- Нам необходимо обезвредить ещё одного.
- Вот то-то и оно.
- Сдаёшь, Тор.
- Не учи меня тому, чего не знаешь.
- Ты тоже знаешь не всё.
- Я никому не пожелал бы этих знаний - всё, закрыли тему. Он готов, остальное уже не наше дело.


Через четверть часа Тело Рика Крамера перемалывали роботы-уборщики. Зик Роберт не успел совсем чуть-чуть. «Выродки»! - думал он. Кто бы мог представить, что эти маленькие роботы, которые перестали годиться для тех дел, ради которых их задумывали, функционирование которых мог прервать любой - стали идеальными убийцами. А убеди я его хоть немного раньше, всё могло быть иначе… может быть. Зика окликнули, он обернулся. Свет потух.

[комментарии]