Будущее. Группа студентов отправляется в исследовательскую экспедицию на озеро и попадает в природную аномалию...

Озеро

— Так глубоко в этом месте ещё никто не погружался — если мы действительно найдём здесь то что ищем, это будет сенсацией!
— Да успокойся ты! Нам вряд ли выделят корабль.
— Угоним, победителей не судят.

Лёнька говорил громче обычного — своё желание «обнаружить новые виды флоры и фауны» он высказывал уже давно, а поискать их в этом месте предложил ему я. Забыл представиться — Торн Милдт. Я не иностранец — просто родители весёлые, всегда жили под девизом: «Мы люди творческие — что хотим, то творим»! Когда поженились — сменили фамилию, когда разошлись — мать сменила имя, когда сошлись снова — имя сменил отец. В общем — всех их чудачеств не упомнишь. Рядом со мной мой друг, коллега, Леонид Романов. Чуть дальше, через перегородку — Вика и Лина Вертлюковы. Они не сёстры, как можно было бы подумать, а всего лишь однофамилицы. Мы — научная группа «отщепенцев»: вчерашних студентов, сегодняшних «недоучёных» — как называет нас наш куратор. Почти пять лет прошло с тех пор, как произошла эта история, я давно хотел рассказать о ней, да всё «руки не доходили» — то времени нет, то не знал, как начать… То сомневался в необходимости. Но память об этом было не стереть, рано или поздно она вырвалась бы наружу. Думаю, время пришло. Никогда не любил чрезмерную академичность, потому и постараюсь рассказать эту историю более живо, как художественное повествование. Верить или нет — личное дело каждого, я никого не хочу убедить в реальности описываемого. Будет даже лучше — если никто не поверит. Кто знает, может быть я делаю ошибку, набирая эти строки сейчас. Может быть — последнюю. Но… Значит, так надо.


— А если ничего не выйдет? Вдруг там нет ничего? Вдруг мы ищем не в том месте?
— Выйдет! Я чувствую.
— Это глупо, давай лучше выбивать зонд — его-то нам все же выделят. Может даже не один, хоть и не сразу.
— Эх, скучный ты человек, Торн, не рисковый. И в кого только такой? Родители-то у тебя до сих пор авантюру за авантюрой устраивают?
— Устраивают. Только ни к чему их сюда приплетать. А риск должен быть оправданным. Предположим у нас всё получится — мы устроим сенсацию и т.д. Что мы от этого выиграем? Годом раньше, годом позже… У нас нет конкурентов — озером занимаемся только мы, у остальных к нему пропал интерес, как только началось глобальное переселение, сейчас торопиться некуда.
— Вот я и говорю — скучный ты, не поймёшь.

Я улыбнулся. Скучный… Конечно, должен же кто-то серьёзнее относиться к делам. Куда бы ты Лёнька делся без меня — сколько раз я тебя выручал. Хотя, надо отдать должное, он тоже выручал меня не раз. Вообще, у него талант — влезать в разные передряги, порой «на ровном месте»; а потом, таким же непостижимым образом из них выбираться. Я так не умею, да и не хочу, для меня авантюра то — что для него обыденность, я не кидаюсь чёрт знает куда, очертя голову. В этом даже чуть завидую ему… Но подобной жизни я бы попросту не выдержал. «Ты меня не поймешь» — мы часто это говорили, и это было правдой — не понимали. Но ведь работали вместе! Больше ни с кем не сработались, исключая правда Викторию и Алину — это отдельная история. Каждый «со своими цветными тараканами», каждый не совсем «нормальный». На этом и сошлись. Леня биолог, я историк. Лина психолог, а Вика вообще инженер-электроник. Конечно, это только основные, «официальные» профессии, каждый занимается чем-нибудь ещё, и у каждого своя «мифическая мечта» которую никто толком не может объяснить — каждый хочет найти «что-то важное», открыть или создать то, о чём ещё будут долго помнить. Так вот и собралась наша компания «отщепенцев», которых объединяет только общая тяга к неизвестному, острое желание «найти то самое» и статус «не от мира сего». За пару лет существования нашей группы все настолько «притёрлись» друг к другу, что стало сложно представить работу с кем-либо другим. И вот мы здесь — на этом древнем озере, которое когда-то считалось священным, а потом стало просто «экономически ценным объектом». Теперь оно мёртвое… Почти. Лёня уверен, что в глубине есть жизнь — и ищет её. С этим озером всегда было связано много загадок — не зря его считали священным. Здесь было всё: так любимая Лёней уникальная и разнообразная флора и фауна; поразительная способность к самоочистке — настолько, что говорили: «выдержит всё»; магнитные аномалии; частые наблюдения НЛО, легенды… Когда началось большое переселение, люди отсюда ушли. И всё бы ничего, но озеро потеряло своё имя — а всю информацию о нём стали старательно удалять из открытого доступа. На географических картах оно даже сократилось в размерах. В общем – тайн и загадок ещё много, разгадать даже одну из них будет не малым достижением, по-своему интересным любому из нас. Вика изучает аномалии, их природу, ищет способы их использования, ещё она, как и я – «немножко уфолог». А Лина... Такое впечатление, что все мы для неё — объекты изучения. Вообще, для неё каждый человек — некое подобие подопытного кролика, как выражается она сама – «шифрованной книги». И по всей видимости — среди нас она нашла интересные случаи.


— Как ты собрался его угонять?
— Нагло и бесцеремонно. У нас есть доступ к лабораториям, из них можно получить доступ к ангару — внутренняя защита не такая сильная, её можно сломать, Вика с этим справится.
— Это ты про ГИА-05? Ту реликвию, к которой полсотни лет никто уже не притрагивался?
— Про неё. Фактически ведь она никому не нужна, не охраняется. Там даже камер видеонаблюдения нет.
— А ты не боишься, что она попросту развалится?
— Не боюсь — она ещё многое способна выдержать. Оборудование устарело — но для наших целей хватит. Да и Вика что-нибудь придумает — у неё всегда есть какие-нибудь идеи, ты сам знаешь.


Я чуть помедлил, «переваривая» информацию, которую только что вывалил на меня Лёнька. Его план действительно мог сработать. И даже в случае неудачи не сулил значительных неприятностей. Разве что эта старая посудина и впрямь развалится… Но в общем-то Леня прав — она должна ещё многое выдержать — тогда корабли делались крепко, с большим запасом прочности. Это сейчас почти весь расчёт только на спасательные капсулы.


— Да, может сработать…
— Должно сработать! И сработает. Сейчас нужно только более детально продумать план действий.
— Ты предлагаешь мне это сделать?
— Думать будем вместе, ты в этом поможешь.


Всё оказалось проще, чем предполагалось — получить в своё распоряжение старый подводный аппарат оказалось несложно — руководство института только радо было наконец-то списать с себя балласт и, чуть удивившись, «подарило» нам ГИА-05 со всеми потрохами. Ещё бы — ведь все расходы тоже упали на нас, благо арендовать ангар мы могли за копейки, и уже прошли те времена, когда транспортировка обошлась бы в кругленькую сумму. Ремонт и приведение в порядок отняли больше всего сил, но всё же они оправдывали себя — уже через пару месяцев всё было готово.


---


— Ну…


Лёня не успел закончить — вмешалась Вика, пребывающая с утра в приподнятом настроении (по её собственным словам — на самом деле просто волновалась).


— Да прибудет с нами Сила!
— Да ну тебя! Всё, Вика, завязывай. Погружаемся.


На пару минут воцарилась тишина — все смотрели в мониторы, наблюдая обстановку вокруг.


— Триста метров — Леня наконец-то подал голос — я снижаю скорость.
— Пустота… Это действительно мёртвое озеро.
— Лина, ты же сама всегда говоришь, что часто мы многого не замечаем.


Хотя меня тоже начинало беспокоить то, что вокруг не было совсем ничего — глазу просто не за что ухватиться. Иногда хотелось просто подняться наверх, к свету — такая была вокруг пустота. Но вдруг лодку резко тряхнуло — это заставило всех оживиться, с разных сторон послышались голоса.


— Что это?
— Что за чёрт?
— Мы что, напоролись на подводную скалу?
— Вика, ты видишь кто это? Или что.


Лёня остановил лодку, Вика быстро переключала какие-то, только ей понятные, графики, я и Лина просто смотрели на то, что творится вокруг.


— Приближается крупный объект, и я поймала неизвестный сигнал, явно неестественного происхождения.
— Лёня, давай от него, быстро! Наверх, в сторону… Куда-нибудь.
— Не могу, лодку что-то держит.
— Даже если бы мы могли двигаться — нашей скорости оказалось бы недостаточно — Вика, стукнув в последний раз по клавише, откинулась на спинку кресла. Изображение на мониторах моргнуло, но почти не изменилось, только вдали что-то виднелось, что — разобрать пока не представлялось возможным.
— Сейчас увидим, что это.
— А у тебя есть предположения?
— Есть. Это корабль Чужих. Или просто неизвестный корабль.
-Почему Чужих?
— Ей просто хочется их увидеть — громче обычного сказала молчавшая до сих пор Лина.


Все переглянулись, посмотрели на неё. Кто-то сдавленно усмехнулся – кажется, Леня. Лина была бледной, Вика наоборот — чуть покраснела. Точка на экране быстро росла.


— Тот сигнал… Что я поймала… Я засекла его как раз тогда, когда нас тряхнуло и мы остановились. Будто бы он и был причиной… И почти сразу я обнаружила неизвестный объект — он появился будто из ниоткуда, — Вика говорила отрывисто, будто ей не хватало воздуха. — У кого ещё есть предположения?


— У меня, — это говорил Лёня. — Посмотрите все на монитор.
— Кто это? — Одновременно спросили я и Лина — Изображение росло, теперь было видно, что к нам плывёт не корабль, скорее — большой ящер.
— Не знаю. Но кажется — Нотозавр. Только намного больше, чем должен быть.
— Здесь что, сохранились динозавры?!
— По всей видимости, да...


Вика оживилась и снова наклонилась к клавиатуре. Изображение на мониторах задергалось, начало искажаться. Иногда картинка ящера пропадала, оставляя почти пустой экран, на котором едва вырисовывались контуры, действительно напоминавшие корабль. Или бревно… Когда нас второй раз тряхнуло, всё вокруг погасло — мы остались в полной темноте.


---


Секунду спустя (хотя кто точно знает, сколько прошло времени?) свет снова зажёгся, мы были в небольшой пустой комнате с сиденьями вдоль стен и одной колонной в центре. «Где это мы»?! — очевидно, мысль пришла в голову всем и сразу; кто-то высказал её в явной, не очень удобной для печати форме, кто-то — набором междометий. Первой заговорила Лина.


— Что это такое?
— Вопрос скорее риторический — Ответила Вика.


Я встал, и попытался открыть дверь. Конечно же, ничего не вышло. Под одним из сидений я заметил что-то похожее на старую пластиковую карту: подошел ближе и поднял. Вблизи «что-то» напоминало древний CD диск-визитку, только очень гибкую — пластина пружинила под пальцами, переливаясь радугой с обеих сторон. Я сунул её в карман.
— Тогда ещё один — как отсюда выбираться? Или — тоже риторический?

— Вряд ли, — Лёня тоже встал, и так же безуспешно попытался открыть дверь. — Но ответа нет и нам не найти его своими силами. Что скажешь, Вика?
— Что сейчас я с тобой согласна.
— И что тогда делать будем? Ждать?
— У тебя есть другие идеи? — Я снова сел.
— Но нельзя же просто так…


Неизвестно откуда раздался голос: «Какой сейчас год»? Все переглянулись, пытаясь отыскать источник звука. Голос снова спросил, теперь чуть медленнее: «Какой сейчас год»?


— Две тысячи триста двадцать девятый — ответила Вика.
— Спасибо — сказал голос.


Свет снова погас.


---


Как мы очутились на земле — никто не помнил, что с нами произошло — никто не понимал; окажись сейчас любой из нас в своей постели — посчитал бы всё сном. Но это был не сон… Вдалеке виднелись дома, едва доносился шум дороги.


- Вот и выбрались — сказал Лёня — у кого какие предположения?
- Лучше молчи — сказал я.


Все молча двинулись на шум, выбирая путь поудобнее, кто-то чертыхался. Чихнув, я полез в карман за платком — и обнаружил там карточку, которая переливалась на свету. Протерев карту — я переложил её в нагрудный карман, а платок отправил обратно, так и не сделав то, ради чего его доставал. Когда-нибудь я сюда вернусь!


-///-


— Что будем с ними делать?
— По-хорошему, нужно писать рапорт.
— И огрести по полной за то, что проглядели нарушителя в охраняемой зоне. Не отпишешься потом. И никого не волнует, что они проникли не снаружи, а изнутри, из другого времени. Думают, что здешняя аномалия уже не работает. А ведь её возмущения мы отслеживать не можем — техника не та.
— Это верно. Вот же странность — энергии в аномалиях бьются куда выше, чем в технике, а отследить их мы не можем. И как раньше люди использовали их? Строили порталы на местах аномалий, а самое главное — могли всем этим управлять.
— Вот так и строили. Кстати энергии на перемещение тоже тратилось намного меньше. Научившись создавать порталы без использования аномалий, их начали активно внедрять, а старые технологии забылись. Новые порталы ставили даже там, где это не было особо нужно — такая вот политика.
— Ладно, что делать будем?
— Просто отправим обратно.
— Ты что, это же такая утечка энергии! Как объясним?
— Да никто не будет на это смотреть, четыре человека — не очень большие затраты.
— Придётся их разбудить — чтобы точно узнать, откуда они.
— Не страшно. Видел их корыто? Они из прошлого, видимо случайно заплыли в аномалию. Чистить память им не нужно, так что справимся сами. Даже если они осмотрят и запомнят здесь всё — им никто не поверит, а они увидят только небольшую комнатку. До этого они видели ящера — я включил маскарад, когда мы их брали. Так что просто спросим.


Я переключил режим комнаты.


— Даже чуть жалко их — кораблик придётся забрать, уничтожить.
— Зачем?
— Если возвращать их вместе с кораблём затраты энергии будут слишком большие — такие действительно заметят. Да и вообще — наших мощностей, скорее всего, не хватит.
— А не проще тогда их всех уничтожить?
— Были бы это обычные нарушители — так бы и сделал, не задумывался даже. А тут… Один писатель с Земли очень давно написал рассказ об этом — ты, наверное, его не читал.
— Ты опять со своими рассказами! Фантаст.
— Не читал… Но это не важно. Суть в том, что рискованно ликвидировать их — неизвестно, как это отразится на будущем. Кстати, инструкции нам говорят о том же — прочти хотя бы их, освежи в памяти.
— Да ладно тебе. Что у них спросить?
— Сам спрошу.


Я включил громкую связь. Ответили не сразу — сначала глупо переглядывались, пришлось спросить ещё. «Две тысячи триста двадцать девятый» — сказала одна из девушек. Ого… Хотя верно, их корабль примерно тех времён, даже старше.


— Вот и всё. Две тысячи триста двадцать девятый год — осталось выбросить их где-нибудь рядом с населенным пунктом. Открой карту местности тех лет.
— Готово. Смотри-ка, а это не такой уж глухой район.
— Раньше там был мегаполис — я подошёл ближе, указал точку на карте — выбросим их здесь.
— Их корабль уничтожаем?
— Да, действуй.
— В музей бы его…
— Точно. Уникальный экземпляр.


Мгновение — и от старого кораблика остались одни осколки, в которых ничего не различить.

[комментарии]