Ночь, улица фонарь... Бессонница. Не оттого, что спать нет желания, а потому, что страшно уснуть...

Бессонница

Фонарь слабо освещал улицу, заливая жёлтым светом небольшой участок дороги и двора. За окном шел снег, медленно засыпая следы людей и машин. Я стоял и смотрел на этот свет, наблюдал, как блестят и переливаются снежинки в нём… Сколько уже прошло времени? Час? Пятнадцать минут? Глаза слипались, я зевнул. Как же мне это надоело… Почему так всё выходит? Я сел, сложив руки на подоконник, уперевшись подбородком в ладони. Несколько секунд я все ещё глупо таращился в окно… потом закрыл глаза, попытался представить себя маленьким-маленьким - таким же, как снежинка… представить, как я парю в этом свете. На какие-то мгновения это даже удавалось. Но стоило расслабиться - наступала темнота и я открывал глаза.
- Снова не спишь?


Я обернулся.
- Как видишь.
- Дима, может хватит? Сходи к врачу, пусть выпишет тебе какое-нибудь снотворное.
- Ты же знаешь, снотворные меня не берут. А если что и возьмет… Я не понравлюсь тебе в таком виде. Не хочу превратиться в мешок с опилками или радостного идиота.
- А так тебе нравится? Нужно же что-то делать, нельзя жить так!
- Как? Лена, я ведь не мешаю тебе, не гуляю сейчас, не пью, не шумлю ночами. Я сделал всё, что мог.


Лена подсела ко мне, чуть наклонилась, положила руку на голову, слегка взъерошив волосы. И тихо, почти шёпотом заговорила:
- Может не всё? Всегда ведь есть что-то, что упускаешь из виду?
- Не хочу об этом думать, не хочу вспоминать.
- Но ведь всё равно вспоминаешь?
- Всё равно. Этого не забыть. Наверное… Конечно, ты права - нельзя так жить. Но я привык. Я помню, как я только начинал… Как в институте мы исследовали загадки мозга, как пытались увидеть сны и мысли других, моделировать свои и чужие. Нам многое удавалось, я многих помню - тех, для кого сон был единственной радостью и тех, для кого он был кошмаром. Одни боялись уснуть, потому что во сне воскресали все кошмары: у кого-то реальные, у кого-то – придуманные… другие бежали от жизни, только во сне находя облегчение – там, где у них был свой, идеальный мир. Я помогал и тем и другим, помогал успешно… Пока не встретил его.


Лена гладила меня по голове. Сколько раз ты уже слышала эту историю… Даже не знаю. Хватает же у тебя терпения… Хоть я и не каждый раз её рассказываю… всё равно. Будь я на твоём месте - то пристрелил бы уже меня, «чтоб не мучился». И благодарен тебе, и… Не по себе - словно чувствую вину. Я никогда не бросал дело на полдороги - всегда шёл до конца, пока хватало силы. И дальше будет так же - прости, что не могу иначе. Странно: успешно помогая другим - я не мог вылечить себя. Мне не забыть эти кошмары… Этот ужас. Тогда я забросил всю работу, начал выпивать. А ведь думал - такого никогда со мной не случится. Как бы не так! Я справился, я снова вошёл в строй, даже снова начал лечить и излечивать. Но теперь всё это стало серой, а иногда мерзкой обыденностью. Наверное, ты права - я что-то упустил, нужно что-то менять. Знать бы - что. Говорят, страху нужно смотреть в лицо… Всю жизнь я так и старался делать. Но как быть, если лица у него нет? Я снова закрыл глаза, снова «поплавал на лучах света», постарался расслабиться… и ждал. Серая пелена затянула внутренний взор, но темнота не приходила - я открыл глаза и только тогда заметил, что непроизвольно сжимаю зубы. Да чтоб тебя! Размазня… Но Лены рядом не было, я посмотрел на часы - уже пол пятого. Значит, я всё-таки уснул? Только даже не заметил, не почувствовал ничего. Ну что ж, что вышло то вышло. Какая разница, как ты что-то делаешь? Важно, что происходит в итоге. Скоро утро… Пойду, прилягу.

---


Женский вскрик прорезал тишину утра.
- Он что, умер?
- Нет, дышит. Просто спит.


Соленые горячие капли упали на лицо Дмитрия Никса, оставив блестящие полосы… его гримаса медленно разгладилась и превратилась в улыбку.
- Смотри, Торн! Может он нас слышит?
- Может быть. Да не волнуйся ты, Лена, отвезём его к нам в институт, всё будет в порядке.
- Отоспится теперь, за все годы. А может и вылечим - он ведь сам не давал к себе в голову лезть.
- Аккуратнее с ним. Спасибо, ребята.
- Да о чём речь, конечно. Можешь с нами сейчас поехать, Вика будет рада тебя увидеть.
- На неё не хватит места - Леонид ведь с нами, он остался в машине.
- Ах да, совсем забыл.
- Ну ладно - пошли, Антон. То есть, понесли.


Двери микромобиля захлопнулись и он уехал, сверкнув надписью «И3СМ».

[комментарии]