Иногда судьба сводит вместе совершенно непохожих, на первый взгляд, людей - не будь таких встреч, жизнь была бы совсем другой. Но, была бы она лучше?

Проныра

- Андрюха, вставай!


Невнятное мычание… Я ещё раз толкнул Андрея в плечо, он перевернулся на живот и засопел. Ну, сам напросился. Ничего, всё равно скоро нырять будем. Я набрал полкружки и резко выплеснул воду на голову этого засони. Знает ведь, что вставать нужно - но ему видимо нравится вскакивать и бежать, высунув язык.
- Эмм… Славка, опять ты зверствуешь.

Андрей сел и смахнул воду с волос.
- Сколько времени?
- Пятнадцать минут осталось.
- УФФ… Мог бы и за десять разбудить, как раз успели бы.
- Ты сейчас просыпаться будешь ещё пять минут.
- Брр… А-аа! Будь они неладны, эти туристы!

Андрей встряхнул головой, резко поднявшись.
- А работать где будешь?
- Не всю же жизнь рыбу на крючки насаживать…

Не всю… Мне и самому поднадоело это занятие, но нового пока не придумал. Зевая, я вспомнил, что скоро должно наступить затишье - желающих порыбачить станет меньше. Так всегда: как только прилетает какой-нибудь планетолёт, от желающих нет отбоя; но, проходит несколько дней - и ажиотаж спадает, люди находят себе другие занятия, а нам остаётся только ждать новую партию туристов. С Андреем я познакомился пару месяцев назад - тогда он утверждал, что каким-то образом умудрился прилететь к нам «зайцем». Обычно, таких «сказочников» я сразу посылаю куда подальше, но, не знаю почему - интерес к этому проныре проснулся сам собой. Если верить его рассказам, такое он проделывает уже не в первый раз. Может и так, кто знает - после общения с ним кажется, что он проникнет куда угодно… непонятно только, что он забыл в Хэйхэ. Кажется, что здесь красиво, но это только вначале - через три-четыре месяца всё приедается. Немного необычно, а по сути - город как город, всё то же самое. Правда, я не видел других городов - не довелось, а о похожести мне рассказывали туристы, которые говорили: «всё так же, только дороже». Моих родителей не стало, когда мне было около года: отец погиб - на грузовозе, где он работал, отказала система охлаждения реактора, он оказался почти в самом эпицентре взрыва; через некоторое время - мать пропала без вести… Эту историю мне рассказывали в доме становления и развития - где я прожил, вместе с такими же сиротами, до двенадцати лет. Есть ли правда в этих историях - мне неизвестно. Нам обещали красивое будущее - рассказывали, что когда мы окончим школу, сможем по правительственной программе выучиться на кого захотим и «стать полезными для общества». Это была ложь. Хоть может - кто-то искренне верил в то, что говорил. Когда наш ДСР расформировали - всех детей распределили по разным семьям, которые согласились оформить «добровольное опекунство». Кому-то повезло попасть в семью побогаче, но таких было немного. Мне вот - не повезло. Я хотел стать военным пилотом, или, на худой конец, просто служить на корабле, тоже лучше военном. Не знаю, откуда тогда во мне брались такие настроения - я чуть завидовал пилотам и тем, кто бывал на разных планетах, а военные казались эталоном мужественности, которому хотелось подражать. Но, мечты о Космофлоте пришлось оставить, когда стало ясно - никакого обучения больше не будет; вернее, отныне мой учитель - сама жизнь. Школу я оставил в четырнадцать - экстерном получил базовое образование и пошёл искать работу. Вот только четырнадцатилетние у нас никому не нужны - на серьёзную работу не возьмут, а большинство «несерьёзной» давно выполняют автоматы. За дальнейшее обучение нужно платить, а добиться бесплатного в этой дыре, которая рассчитана только на приём туристов и пускание пыли в глаза - нереально. Нужно лететь на Луну, и на это снова нужны деньги… В общем, замкнутый круг.
- Не всю. Только другую работу здесь сложно найти. Разве что швейцаром, в официанты берут только девушек.
- А что швейцаром не устроишься?
- Не хочу. График идиотский, по совместительству будешь ещё и грузчиком, уборщиком, а платят ненамного больше. Пошли уже!
- Всё, идем.

К удивлению, сегодня работы было не меньше, чем вчера, а, напротив, больше. Позже я узнал, что в Хэйхэ сегодня, под конвоем, доставили несколько контейнеров с товаром, а ещё под этим же конвоем прилетел планетолёт. Конечно, дешевле заплатить тем, кто уже сопровождает груз, и пристроить свой корабль рядом, чем отдельно нанимать охрану. Подумаешь - улетели чуть раньше, всё равно все билеты проданы. Потом выяснилось, что прибыл еще и паром, а конвое шли военные корабли, не простые частники. Видимо, кто-то важный прилетел. Ну и ладно, нам же лучше - чем больше будет желающих получить гарантированный улов, а не просто сидеть с удочкой, тем больше заработаем мы с Андреем. К концу дня ажиотаж спал, остались только те, кто рыбачил просто так - в основном это были парочки, которые то и дело перешёптывались. Кто-то снова сетовал на то, что всё вокруг дорого, кто-то уже отложил удочки в сторону… Мы вышли на берег, чтобы передохнуть.
- Почему ты до сих пор не улетел отсюда? Ты ведь можешь.
- Не хочу пока что.
- Что интересного - здесь сидеть?
- Ничего, просто отдыхаю.
- В гробу я видал такой отдых…
- Ты с самого детства живешь здесь и давно привык, всё примелькалось, а мне ещё нет.
- Хотел бы я как ты - улететь куда-нибудь.
- На Луну хочешь?
- Хочу. Туда я улечу первым делом, как только будет возможность.
- Ну, считай, тебе повезло.
- Научишь ездить «зайцем»?
- Нет, не научу. Но помогу тебе.
- Как?
- Не важно. Завтра отправимся, готов?
- Да хоть сейчас, меня здесь никто не потеряет. Домой зайду, оставлю записку - только рады будут.
- Ну и договорились.

Эту ночь я долго не засыпал, не мог поверить в происходящее. Всё-таки Андрей странный: на вид ему лет двадцать, то есть он на четыре года старше меня, но впечатление такое, что мы почти ровесники. Хотя, я всегда выглядел старше своих лет, да и интересовался тем, о чем другие ещё не задумывались. «Неблагонадёжный», как его назвали бы в доме СР. Но, по большому счёту, мне плевать - здесь я всё равно никому не нужен. Я вовсе не питаю иллюзий насчет того, что где-то я буду нужнее, я просто хочу увидеть хоть что-то другое - кроме туристов, рыбы и облаков. Ночь проскочила незаметно - я всё же уснул. Редко запоминаю сны чётко и полностью, чаще обрывками и неясными образами. И на этот раз ярко запомнилось только буйство красок - от золотистого до черного, от кроваво красного до светло голубого… Смутно помню город, похожий и не похожий на Хэйхэ - кажется, во сне я был убеждён, что это происходило на Марсе… странно, что не на Луне. Андрей, с глазами разного цвета… И снова краски: желтый, белый, красный, голубой, черный, золотой… Взлетающий корабль. Я проснулся и понял, что опаздываю. Вскочив, я быстро оделся, побежал на кухню, сжевал бутерброд, захватил пакет сухой каши и, направившись было к выходу, остановился - вспомнил, что не написал записку. Как бы то ни было, нехорошо уходить просто так. Быстро набил на «планшете-записке» сообщение: «Спасибо Вам за всё! Не ищите. Вячеслав», поставил электронную подпись и выбежал из дома.


-///-

Я успел - до окончания посадки оставалось ещё около пяти минут. Андрей ждал меня недалеко от входа в лифт, по которому пассажиры поднимались на корабль. К моему удивлению, сегодня он был прилично одет: классические брюки, пиджак, даже галстук - таким я его никогда не видел. Ещё на нём были солнцезащитные очки. Если бы он сам не подошел - наверное, я и не узнал бы его. Одежда иногда творит чудеса - паренёк-раздолбай враз приобрёл вид солидного молодого человека, даже стал казаться на несколько лет старше.
- Андрей, ты?
- Я, не узнал? Давай быстрее, скоро посадка закончится. Всё взял?
- Всё. У меня и нет ничего, чтобы можно было с собой брать, только еды немного.
- Хватит?
- Вряд ли… но я подумал, если уж ты умудряешься летать «зайцем», то и поесть что-нибудь найдём.
- Какой прыткий! А если нет? Ладно, шучу. Пойдём.


Мы отошли в закуток чуть поодаль, Андрей попросил меня отвернуться, после чего взял за руку, крепко сжав. Ладонь коснулась чего-то металлического, холодного. Будто десятки тонких иголок вонзились в кожу, а холодок побежал выше по руке и окутал тело - но через несколько секунд всё прошло.
- Пошли. Руку не отпускай, пока я не скажу, иди аккуратно, чтобы никого не задеть.
- Я всегда так хожу.
- Теперь это будет сложнее.
- С чего э…


Договорить я не успел, Андрей резко дернул руку, а на меня чуть было не налетела дама внушительных размеров.
- Ты ку…

Андрей зажал мне рот.
- Забыл сказать: не говори громко, а лучше молчи.
- Так куда она прёт, не видит что ли?
- Не видит.
- То есть?
- То есть нас сейчас никто не видит.
- Как это?
- Потом объясню.

Я замолчал. Как бы бредово не звучало, складывалось впечатление, что нас действительно никто не видит - все будто специально бежали на нас, пытаясь задавить. Приходилось постоянно изворачиваться, чтобы не столкнуться с кем-нибудь. Двадцать метров до лифта показались втрое большими. В лифте было немногим лучше - он хоть и большой, но народа не меньше, и сложно найти свободное место. Хорошо хоть в суматохе никто не обращает большого внимания на толчки неизвестно от кого, а посторонних звуков не слышит вовсе. Как же мы расположимся на корабле? Если уже здесь такие проблемы… Лететь ведь даже не один день.
- А как мы будем лететь? Где спрячемся?
- Нигде, полетим как пассажиры - никто не будет проверять билеты, все думают, что невозможно пройти на корабль незамеченным.
- Станем видимыми?
- Да.
- А почему невидимы сейчас?
- Тебе не всё равно? Скажем, это последний подарок моего отца.
- Он умер?
- Да.
- А мать?
- Мама жива. Помолчи пока, потом поговорим.

Странно, а я ведь никогда не спрашивал его о семье - казалось, он тоже сирота. Решил когда-то для себя: «он такой же» - и не спрашивал. Я не люблю, когда меня начинают расспрашивать о моих родителях, и сам стараюсь этого не делать. Оказывается, у него есть мать… Интересно, откуда он? Мы, наконец, добрались до места, люди быстро направились к выходу, мы пошли за ними, на какое-то время стало свободнее. Миновав еще один контрольный пункт, мы прошли на корабль. Люди шли отовсюду, всё это хотелось назвать одним словом - муравейник. Одна из стен оказалась зеркальной - Андрей, видимо угадав моё желание, сказал: «Пошли, посмотришь». Мы подошли к зеркалу - но нашего отражения я не увидел.
- Круто, - только и смог сказать я. - Но почему тогда я вижу тебя?
- Не знаю, все-таки у нас один предмет на двоих. Честно говоря, я даже не знал точно, будет ли это работать.
- А если бы не сработало?
- Ну, не сработало бы - и ладно.

Стало чуть тревожно. Вот так и доверяй - если человеку наплевать на свои обещания. Сказал - поможет, никто за язык не тянул… и я не напрашивался, а тут: «не сработало бы - и ладно». Так и верь… Подставит - и не поморщится.
- Ты ведь обещал помочь.
- А я бы помог.
- Чем?
- Деньгами.
- Откуда у тебя деньги?
- На самом деле, я не стеснён в средствах.
- Да, с такой способностью можно наворотить дел…
- Никаких преступлений, все честно.
- И на чём ты зарабатываешь?
- Когда-то начинал с публичных выступлений - показывал фокусы с исчезновением.
- А потом?
- А потом создал небольшое дело.
- Что?
- Реалити-шоу. Живут себе человеки - и ищут заветный золотой ключик от каморки Папы Карло.
- Чего?
- Ну, сказка такая есть, старая. Про поле чудес в стране дураков.
- А при чём ключик?
- Да ни при чём, просто к слову. Суть такая: я собираю группу человек, вывожу их за город, даю им всё необходимое для разбивки лагеря - сначала в палатках, а потом и дом могут построить, если сообразят и руки растут откуда надо. Расселяются кто как хочет - кто в палатке, кто ещё что придумывает. Бывало - строили маленькие домики, бывало - выкапывали землянки.
- Так это было на Земле?
- Почему, на Марсе.
- Так землянки же.
- Да какая разница, землянки, марсианки. Укрытие, вырытое в грунте, называлось «землянка» - так меня учили, так удобнее говорить.
- Одинаково.
- Ну и нудный ты всё-таки! Мне удобнее. Ладно, не суть. Так вот, расселяется кто как хочет, всем даётся задание - найти какой-нибудь предмет… однажды, к примеру, у меня искали резиновую игрушку. Что нужно найти - не сообщается, но даются подсказки, что это и где нужно искать, с течением времени даются новые подсказки. Нашедшему, как водится, приз. Также на территории закладываются «обманки» - ненужные вещи. Как-то раз был интересный случай - нашли обломок старого спутника, отправленного с Земли, ещё тогда, когда о колонизации Марса и Луны могли только мечтать. Хорошо, что среди участников не было экспертов - этот приз оказался подороже моего главного - космической яхты.
- Обломок дороже?
- В несколько раз – коллекционеры всегда готовы отдать за него бешеные деньги.
- И ты продал?
- Нет, оставил у себя. С годами он станет только дороже.
- А что ещё интересного?
- Один раз попалась дружная компания, которая выстроила настоящую крепость. Ты бы её видел!
- А приз?
- Тогда был дом. Хороший, добротный.
- И всё это окупается?
- Странный вопрос. Зачем иначе мне было бы заниматься этим, если бы не окупалось. Знал бы ты, сколько народа обожает подглядывать за жизнью других.
- Видимо, очень много…
-Да. Фанаты охотятся за всем, что связано с участниками шоу, иногда, продажа одних только вещей, которые они нашли, окупает весь сезон.

Я хмыкнул. Андрей оказался чокнутым миллионером. Или сколько у него там на счету? Миллиарды? Не так важно, суть одна – «с жиру бесится». Ладно хоть так, «бескровно», а то ведь психи разные бывают.
- Интересно. Но зачем тогда ты жил как бродяга? Да и летать можешь на собственной яхте, если захочешь.
- Могу. Но не хочу - так интереснее.
- Ты псих.
- Да ладно, кто не псих? У всех свои тараканы. Знаешь, отчего у людей глаза светятся? Тараканы фейверки запускают.
- Смешно… Мне тебя всё равно не понять.
- А тебе надо? Чужая душа - потёмки, нечего в неё лезть. Я ведь тебе не мешаю?
- Нет, просто…
- Что просто? Обидно? Что у меня есть, а у тебя - нет? Не всё в жизни зависит только от случая и везения, поверь. Хоть и без них тоже сложно обойтись.
- Слышали, знаем. Ты почему на Луну летишь, а не на Марс?
- Дело есть, какая разница? Тебе ведь тоже на Луну нужно - и я не спрашиваю, зачем.

Следующие несколько дней мы почти не разговаривали - мне было не особо интересно, о чём думает и что дальше хочет делать Андрей, ему, по видимости, тоже не хотелось ни о чём меня спрашивать. Я был уверен, что наши дорожки уже разошлись - на Луне это только подтвердится. Так и вышло - в космопорте мы попрощались.
- Ну, бывай - сказал Андрей, хлопнув меня по плечу - может быть, ещё увидимся. Кстати, проверь свой счёт - я оставил тебе немного, хватит, чтобы освоиться.
- Спасибо - только и успел сказать я.


Андрей быстро удалился и растворился в толпе. Я достал планшетку, чтобы проверить счёт. Ого! Щедро, на эти деньги я мог жить в Хэйхэ два-три месяца, насколько же их хватит здесь? Если все говорили, что у нас «дорогой город»… Загрузив карту космополиса, я начал искать какую-нибудь дешёвую гостиницу. Через несколько минут я уже был на месте. Сняв комнату на пару дней, я хотел ещё пройтись, посмотреть город, но, усталость дала о себе знать - предательски потянуло в сон, стоило мне подумать, что я наконец-то хоть ненадолго могу расслабиться. С этой мыслью я потянулся к лифту. Полуосознанно, я сравнивал с родным городом обстановку вокруг. Всё казалось чуть больше в размерах, но, действительно, похоже. Номер на «минус десятом» этаже был небольшим, зато со всем необходимым - душевая, туалет, холодильник и прочие приятности, без которых я уже мог бы обойтись. Так бы и остался здесь жить. Как ни удивительно, но и в двадцать пятом веке есть квартиры, в которых нет даже этого, где на пять семей приходятся один туалет и душевая - сам жил в такой. Вид из псевдо-окна замечательный: может и не такой, как у нас, но всё равно, красиво. Солнце на Луне выглядело значительно больше, это было так непривычно, что казалось - это не то Солнце, которое я знал, а какая-то другая звезда. Постояв ещё несколько минут у окна, я развернулся и упал на постель, покачался немного, переваливаясь с бока на бок. Снова появилось чувство, будто все не по-настоящему… правда, длилось оно недолго - я быстро уснул.
читать полностью -->

[комментарии]