-=Лето=- Резкий голос прорезался сквозь сон - я подскочил, слабо соображая еще, в чём дело. «Звонил» радиобудильник, настроенный на одну из станций - я оборвал сигнал. Сегодня что, уже понедельник? Ещё не проснувшись полностью, я начал искать календарь в телефоне. Точно, понедельник. А что было вчера? Не помню. Я сел, обхватив голову. Не помню, - серьёзно. Чистый лист, пустота. Бывало, конечно, я «перебирал», но не настолько же… Так, надо собираться - ещё немного и опоздаю на работу. Привычно накидываю покрывало на смятое одеяло - не люблю заправлять постель, но и так оставлять - совсем уж… нехорошо. Быстро завтракаю тем, что осталось с вечера - ненавижу выходить совсем голодным – это макароны… похоже, вчерашний день был совершенно обычным. Я посмотрел в окно - и выронил ложку. Снег! Везде - на крышах домов, на деревьях, на дороге… Белыми шапками он закрыл все, на чём мог удержаться. Деревья заметно прогнулись: они ещё не сбросили листья - которые теперь, словно паразит, облепил мокрый снег. На несколько секунд мне показалось, что наступила зима - я снова полез за календарём. Нет, ещё август. Погодная аномалия - слышал, что такое бывает. Но никогда не видел. Не то чтобы я не любил зиму, но… Надевать-то что? Я почесал подбородок. Черт, забыл побриться! Бросив в раковину чашку с так и недоеденными макаронами, я рванул в ванную и достал бритву - начал старательно «прохаживать» по коже, удаляя всё, что успело нарасти с прошлого утра. Хорошо хоть я пользуюсь «электро» а не «станком» - так намного меньше возни. Вернулся на кухню, помыл чашку - ну не люблю я оставлять за собой немытую посуду. И у других эта привычка бесит - хоть почти не встречал людей, у кого такой нет. Может - потому и живу один? Я тихонько чертыхнулся-усмехнулся. Могуч русский язык - у нас матом можно и обругать, и похвалить, и удивиться… причем одновременно, в одной фразе. Так, время уже… Успеваю. Нужно Нику забрать - как она по такой погоде добираться будет. Я вспомнил - что Ника, ко всему прочему, жутко не любит зиму. Сейчас хоть и не зима, но снег, слякоть… Даже хуже. Я набрал номер. — Алло, привет Ника. Как тебе погодка? — Пошутил? Знаешь ведь моё отношение. — Пошутил. Жди, заеду сейчас за тобой. — Спасибо, вот это очень кстати. — Жди, пока. Я закрыл дверь и сбежал по лестнице, поигрывая ключами. Тепло - если учесть, что вокруг снег. Хорошо хоть, не минус сорок - а то бы не завёлся. Я повернул ключ в замке зажигания - затарахтел стартёр, машина не заводилась. Черт, накаркал что ли? Я посмотрел на уровень бензина - и со злости чуть не выломал ключ из замка. Слили! Раньше меня эта неприятность как-то обходила стороной, да и сигнализация работала исправно. В голову снова пришла мысль, что я совершенно не помню вчерашнего дня. Ночи, естественно, тоже не помню. Если я был в такой глубокой отключке - никакая сигнализация не помогла бы. Я долбанул по рулю. Прибить бы уродов… Нет, руки поотрубать, как когда-то ворам. Так, что теперь? Обычным транспортом добираться не очень долго, но… С Никой получилось неудобно - надо предупредить. Трубку не берет… СМС написать, что ли. — Алло? — Ника, привет. Извини, я не… Слова застряли в горле, я так и застыл с открытым ртом - оттого что увидел. Повалил густой снег - мокрый, большими хлопьями - засыпая всё, что ещё осталось нетронутым, на глазах уничтожая следы, которые успели оставить люди. Машины, которые ещё стояли во дворе, медленно превращались в сугробы. — Что? Алло-о? — Да, извини. Ника, я не могу за тобой заехать - у меня машина не заводится. Что? Да… Бензин слили. Ничего смешного. Прости, ещё раз. — Да ладно, что уж теперь. Может вообще на работу сегодня не ходить? у меня с этими переработками, наверное, уже неделя дополнительных выходных набралась. — Серьёзно? Ну, тебе виднее. Я улыбнулся, чтобы голос казался дружелюбнее, потому что внутри весь закипал - слишком много событий за одно утро. И Нике, похоже, тоже не лучше - так шутить она начинала, когда ей было уже откровенно гадко. — Да… Не я одна сегодня опоздаю, ничего страшного. Спасибо что предупредил, пока. — Пока. В чём-то Ника права - достали эти задержки. Конечно, за них доплачивают - но какой смысл в работе, если из-за неё тебе некогда жить? Длить бессмысленное существование - не больше. Я шел к остановке быстрым, насколько позволял снег, шагом. Народу скопилось уже прилично - не у меня одного сегодня проблемы с автомобилем. Вспомним молодость - потолкаемся - подумал я, влезая в автобус. Толкались недолго - минут через пять автобус «встал», окна мгновенно запотели. Слышно было, как чертыхнулся и вышел водитель, через минуту начался сбивчивый гомон. Ещё одна дверь со скрипом откатилась в сторону - её открыли вручную. — Выходим все, автобус дальше не пойдёт! Несколько недовольных возгласов, и народ начал выходить. Ноты недовольства в голосах сменились на удивление. А удивляться было чему - на улице снова наступило лето - заметно потеплело и никакого снега вокруг не наблюдалось. Я достал телефон - посмотреть погоду, но меня встретил тёмный экран. Дрянь такая - отключился! Как же порой бесит… Попытки включить смартфон, который купил всего неделю назад, не увенчались успехом - я сунул его обратно в карман, чуть не хряпнув, со злости, о землю. Оглядевшись, я понял - у всех остальных та же проблема - похоже, вся электроника внезапно отказалась работать. Очень странно… Как же теперь? Пешком до работы минут десять… Что ж, прогуляюсь. Интересно только - что, если электроника отказала и там? -///- Я погорячился - пешком дорога заняла минут пятнадцать. Впрочем, я мог и ошибаться - поскольку время теперь измерял исключительно личными ощущениями. Автоматические двери не работали - обе створки были распахнуты и никуда не двигались. Освещение осталось, правда - не везде - новомодные светодиодные панели не светились. В коридоре я наткнулся на улыбающуюся Нику. — Привет. Как это ты так быстро добралась? — На велосипеде. — Как? Снег же вокруг? Был… — Был. Пойдём, расскажу. Мы дошли до холла и уселись на диванчик. — Здесь и посветлее будет. — Да, слушай. Когда ты позвонил во второй раз, я включила телевизор - говорили о какой-то погодной аномалии. Но тут отключили свет… то есть это я так подумала… Половину я пропустил мимо ушей - редко вижу Нику в таком настроении - сейчас передо мной сидел будто другой человек, более счастливый, что ли. Глаза просто «светятся»… У Ники вообще очень выразительный взгляд, но он тоже стал другим - не таким холодным, удивительно красивым… — Ты слушаешь? Я вздрогнул, отогнал невесть откуда налетевшую романтику. — Да, я тоже… У меня сломался автобус. И телефон. Похоже, что ничего из электроники не работает. — Вот! И я о том. Ни один из компьютеров не включается, говорят - такие аномалии появляются во всех городах. — Кто говорит? И как? Ничего ведь не работает. — Старые телефоны работают, местная АТС не попала под аномалию, поэтому связь есть. — То есть, ты хочешь сказать, что по всей стране появляются аномалии, в которых перестаёт работать вся сложная электроника? — Не хочу, а уже сказала. Как это… Вся электроника на полупроводниках, вот. — Обалдеть… Это же… На сколько лет назад нас отбросило? Лет пятьдесят, даже больше. Работать-то как? — Не знаю. Работали же люди когда-то без всей этой электроники. — Ага, на счётах считали. И арифмометрах… — В уме тоже считали. — Ну да, отказала электроника - будем развивать личный, биологический компьютер! Зашибись! — А что тебе не нравится? По-моему - не так уж плохо. — Чем? Да это же… В глазах потемнело. Очнулся я от брызг на лице и оттого, что Ника хлопала меня по щекам. — Я упал в обморок? — Да. Ты начал кричать, захотел встать, но упал. — Не помню… Всё как-то… Странно. — Конечно странно. Насчёт работы: скорее всего филиал будут в срочном порядке переносить туда, где нет аномалий; везде, где можно, начнут осваивать «домашние офисы». — Тебе, я так понимаю, домашний офис не светит… Ты ведь тоже под аномалией? — Да. Компания резко начала сокращать штат - слишком много филиалов начали простаивать… когда всё образуется… Неизвестно. — Увольняют? — По «собственному желанию». Или в отпуск без содержания. -Ты как? — В отпуск. Поеду в деревню, к сестре, Алёну с собой возьму. — Там тоже аномалия? — Не знаю, какая разница. Если да - то так даже лучше, во всех аномалиях наступает лето. — А рядом с ними, получается, зима… — Да, похоже. — Откуда ты так много знаешь? — Мы не первые, кого накрыло - компания уже знала и готовилась. А вчера аномалии начали возникать по всей стране, массово. — Вот как. И что - она прямо так, сразу, открыла все карты? Мол, ситуация трудная - чертовщина везде творится, идите-ка вы все… Куда подальше. — Не знаю, может и не все. — Да… Дилемма. Что лучше - жить вначале двадцатого века, но в тепле, или в двадцать первом, но морозя задницу… Когда уезжаешь? — Сегодня, чего тянуть? — И правда. Помочь со сборами? — Зачем? Я ведь не переезжаю - сама справлюсь. — Да, глупо… Не подумал. Счастливо, тогда. Ника направилась к выходу, а я - искать того, кто мне смог бы лучше объяснить, что же творится. Если такой человек вообще есть. -///- — Алёна! Мы едем к тете Марине! — Мама! - Алена выбежала из кухни - Ура! А когда? — Сейчас. Или завтра. — Сейчас! — Тогда начинай собирать все, что нужно, я пока позвоню тёте Марине, потом приду - помогу тебе. Алёнка послушно закивала и убежала в комнату. Эх, была бы в деревне нормальная школа - уехала бы, и осталась там. Нечего в городе делать - только грязью дышать. Нет ответа… Я откинулась в кресле, закрыла глаза. Как давно у меня не было нормальных выходных… Вспомнилось детство. Лето, карьер - рукотворное озеро… Мы с девчонками купаемся, брызгаемся, визжим. Зима - печка, тепло… Снежки… Прорубь. И я в ледяной воде! Я вздрогнула - подняла голову, встряхнула, отгоняя дремоту. После того случая я ещё очень долго боялась выходить на лёд. Да и сейчас не очень люблю, даже когда льда нет, а просто скользко — Так, что собрала, показывай. — Вот! Алёна протянула мне листок. Рисунок: огромное солнце одном в углу, дом - в другом; стол - больше чем дом, на столе – самовар; за столом трое - две обычных и одна маленькая фигурка. — Красиво, это ты сейчас нарисовала? — Да. — А что это? И кто? — Тетя Марина, ты и я. И Дом. Подарок! — Ну, умница. Пойдём собираться. -///- Я поднялся к себе на этаж, прислушиваясь время от времени - шаги слишком гулко отдавались в этой непривычной тишине. Мой отдел стоял пустой, но из соседнего доносились какие-то звуки - туда я и направился. — Олег Валентинович! Здравствуйте! Ну хоть вы мне может объясните, что происходит? — Что-что, жалеет нас природа - вместо потопа все компьютеры отключила. — Вы это серьёзно? Олег Валентинович - один из старейших сотрудников в нашем филиале - «наш дедушка» как мы, иногда, называли его «за глаза». Работает теперь в архиве, а раньше - в отделе по «связям с общественностью», ставшим теперь отделом рекламы и PR. — Кто ж теперь знает. Я, Андрей, не больше твоего слышал - по всей стране у нас компьютеры начали отключаться. И телевизоры вместе с ними, и прочая электроника. Где отключились - там жара пришла, а где нет - снег выпал. Да, ещё все психи в обморок падают - там, где жарко. Вот, как-то так. — В обморок? Все, кто нервничает? Очень интересно. И на том спасибо. А что с нашим филиалом, не знаете? — Закроют, перенесут. Не знаю. Да и знать не хочу - давно мне на пенсию пора. Я улыбнулся. — Ну, Олег Валентинович, зря. Вы у нас ещё о-го-го! — Потому и пора - пока ещё о-го-го! — Ну… тут, пожалуй, правы. Олег Валентинович вышел, с легким недоумением я смотрел ему вслед. Нет, с ним было всё в порядке - но я никак не мог собраться с мыслями. Что происходит? Почему вокруг такая пустота? Все разом решили не приходить? Или наоборот: все пришли вовремя, не опоздав; а как только стало ясно, что работа невозможна - разошлись за пять минут? Я бросился догонять Олега. Для своего возраста - около семидесяти лет - он ходил довольно резво. Надо сказать, он и выглядел лет на пятнадцать - двадцать моложе. — Олег Валентинович! Постойте! - Я, наконец, догнал «нашего дедушку» - Извините, забыл спросить: а где все? — Да по-разному: кто в отпуске, кто в командировке; кто-то из дома может работать, кто-то - в другом филиале. Несколько человек уволились. — Давно? В смысле, не уволились, а - давно тут всё так пусто? — С субботы - я как раз работал, копался в архиве - знаешь ведь, мне разрешено выходные переносить на будние дни. Вот тогда всё и началось - свет заморгал, все компьютеры погасли. Потом почти все телефоны замолчали - мой вот только, старый, работал. И сейчас работает ещё. Я первый начальство и оповестил, даже раньше охраны - у них-то всё выключилось. А потом уже начальство всех оповестить должно было. Тебе разве ничего не говорили? — Нет. — Может забыли… Людей много. Свяжись с начальником своего отдела - в комнате охраны установили обычный телефон, бумажный справочник я туда занёс. — Спасибо, Олег Валентинович. побегу тогда. — Всего доброго. — И вам! Чтобы всё отлично складывалось! Я улыбнулся и побежал вниз по лестнице. -///- Доехали почти хорошо - автобус останавливался всего в километре от «Лета» - так называлась деревня, где жила моя сестра. Смешное название, которое стало говорящим - «Лето» попало под аномалию. Хорошо хоть идти недалеко, - подумала я, выходя с Оксаной из автобуса. Дорога сухая - не то, что по весне, торопиться некуда… дойдём! Минут через двадцать показались первые дома. Ага, вот и Маринин. Просунув руку сквозь широкую щель в калитке, я откинула крючок. Оксана, отпустив меня, побежала к дверям. — Тётя Марина! - Она так громко крикнула, что зазвенело в ушах. - Тётя Марина, а мы к вам! — Оксана, ну нельзя же так громко кричать - ладно ещё, мы не в городе. Я дёрнула дверь - закрыто. Обычно Марина не закрывала дверь, если не уходила больше, чем на день. Интересно, где она сейчас… Я оглянулась - и тут же вспомнила себя в возрасте Оксаны. Мимо проходил «дядя Паша» - который теперь стал, скорее, «деда». Он постарел, но остался вполне узнаваем - а в памяти сами собой проносились «картинки прошлого»: где он, ещё не седой - катал меня, усадив к себе на шею… — Дядя Паша! Здравствуйте! - Я пошла к калитке. - Дядя паша! А где Марина, не знаете? «Деда Паша» остановился, посмотрел на меня - очевидно вспоминая, кто же я такая. — Вероника? Ты, что ли? — Я. Я где Марина? — Уехала Марина. Много кто уехал, когда в деревне лето началось - привык народ к технике, хоть и не нужна она здесь. — Давно уехала? — Да пару недель как. Месяц потерпела - и уехала. А кто-то сборы уже на следующий день начал. — Куда уехала? В город? — А кто ж её знает. «Туда, где жить можно» - как сама сказала. Будто здесь нельзя… — Да… Плохо. Как же мне теперь? Я к ней, в гости, специально собралась. У нас ведь тоже лето началось в одной части города - там никакая техника не работает. А в другой части – зима. Там всё работает, но снег постоянно идёт. У меня работа как раз в такую «летнюю зону» попала - всех либо в отпуск, либо в другие филиалы. Я вот в отпуск собралась, думала отдохну спокойно… а тут такое. — Так отдыхай, кто ж запрещает. Возьми ключ на заднем дворе - под доской там, у окна. — А вы откуда знаете? — Я много чего знаю теперь… Марина мне сама всё рассказала - «на всякий случай», а вот и случай представился. Хочешь - живи, хочешь - уезжай, вслед за всеми. Деревня совсем вымерла - никто и не заметит. — Останусь - там видно будет. — Ну, тогда милости просим - старик улыбнулся - живи, сколь душе угодно. Старик… Мне показалось, что за минуту дядя Паша постарел ещё сильнее. Только глаза яркие остались - как и двадцать лет назад. Или двадцать пять… Я поймала себя на мысли, что не помню точно, сколько лет мне было, когда папа увёз меня в город. Марина болела… Осталась в деревне, вместе с мамой. Меня покоробило - не самые лучшие воспоминания… Как можно разделять детей? Как вещи… Но всё - «для нашего блага». Да. И ведь никто, на самом деле, не знает, что лучше - просто так решили, так «думали», «так надо было». Прошлого не изменить… а жаль. Хоть, может, и к лучшему. Я отправилась на задний двор, ко мне подошла Оксана, и то ли задумчиво, то ли чуть обиженно, спросила: — А тётя Марина не приедет? — Не знаю - я погладила её по голове - может приедет, мы пока здесь подождём. -///- Через неделю я уже почти привык к снегу за окном - теперь он шёл совсем несильно и не постоянно, дорожные службы справлялись и всё вошло в более-менее привычное русло. Через два месяца я привык к мысли, что зима затянется на неопределённый срок. Через полгода - почти перестал думать о сложившейся ситуации как о «неудобной». «Зоны покоя», как их окрестили с лёгкой руки журналистов, перестали расти и начали превращаться в подобие курортов - туда ехали все, кто устал от городской суеты. То есть, почти все - некоторые люди не могут отдыхать в принципе - им всегда необходимо быть «на связи с миром» - такие отдыхали либо на зимних турбазах, либо, по-старинке, улетали за границу. У зон покоя нашлась очень интересная особенность - они подавляли негативные эмоции. Люди становились спокойнее, а если кто-то и начинал вдруг проявлять агрессию, гнев, любой негатив - то просто терял сознание. Нулевой уровень преступности в зонах покоя привлекал очень многих. Правда, и у этого была оборотная сторона медали - зоны вечного лета начали наполнять различные общества и секты, радовало только то, что они не могли слишком сильно навязываться. «Зоны покоя» стали местами творчества, там невероятно сильно начало развиваться направление Стимпанка - так как в них не могла работать электроника. «Зелёные» сетовали на то, что автомобили не исчезли - ведь двигатели внутреннего сгорания без проблем работали, разве что автомобили были «без удобств», и пользовались ими нечасто. Люди привыкли к сложившемуся положению вещей и извлекали из него выгоду - каждый по-своему. Только некоторые продолжали кричать о скором конце света, о том, что все - только лабораторные крысы, а то, что происходит - очередной эксперимент, как и сама жизнь на Земле. На них мало кто обращал внимание. Ника вернулась через месяц - странно, но она показалась мне чуть уставшей. Говорит - «не хотела уезжать, но надо решать что-то с работой, а Оксану в школу определять - лучше всё заранее сделать, чем в последний момент». Я поддерживал её, хоть и не совсем понимал. За последний год мы стали теснее общаться - Ника перешла в «летний» филиал а я руководил новым «отделом слияния», который находил наиболее выгодные способы взаимодействия «летних» и «зимних» зон, мы активно внедряли «удалённые офисы» - более четверти сотрудников работали из дома. Почти все «летние» филиалы были продолжением рекламного отдела - они работали с людьми напрямую и в офисах не нуждались. Фактически, наша компания, стала первопроходцем в адаптации зон покоя к «современной» жизни - поскольку мы стали первыми, кто не отказался от работы в них - мы первыми накопили необходимую информацию и теперь консультировали других. Зазвонил телефон. — Алло? А, привет, Ника. Ты чего не со своего? — А я от Наташи. Ну, то есть, теперь от себя. — Ты в Лето уже уехала? Завтра ведь собирались? — Я на день раньше отпуск взяла. Забралась сегодня на чердак - столько интересного нашла. — Например? — Приедешь - покажу. — Интрига… Ладно, осваивайся там, заеду завтра. Я бросил телефон на кресло рядом с собой, мысленно уже находившись в отпуске. Иногда и правда хочется бросить все и остаться в какой-нибудь из «зон покоя», но… Слишком уж я привык к технологиям. Мы многое сделали, чтобы «блага цивилизации» были максимально доступны, а ещё больше делали энтузиасты - наша задача была лишь в том, чтобы отобрать лучшие идеи и дать им жизнь, с чем мы неплохо справлялись. Но, как ни крути - в техническом плане зоны покоя неизбежно отставали. Во всём мире разрабатывались новые технологии, которые могли бы заменить полупроводники - но, лучше ламп ничего пока придумано не было. Зоны вечного лета были идеальным местом для любителей ретро, механики, стимпанка и минимализма - некоторые изобретатели иногда нарочно упрощали свои творения. День прошёл как-то скучно - может быть оттого, что работать ну совсем не хотелось. Мне интересно было узнать, что нашла Ника. -///- До перехода я добрался быстро - всего за пару часов. Ещё десять минут - и буду на месте. Умирающая некогда деревня преображалась - появлялись новые домики, открывались магазины. Ника говорила, где-то здесь… Точно, здесь. Ограда была открыта, во дворе стоял стол, на столе самовар, какой я видел только на картинках - с трубой посередине. Разве что сапога не хватало - для полноты картины. Оксана выбежала навстречу первой. — Дядя Андрей! Привет! Мама! Дядя Андрей приехал! — Здравствуй, Оксана - я поймал дочь Ники на руки, поднял вверх и опустил на землю - что мама делает? — Убирается. — Я тебе кое-что привёз - закрой глаза. Оксана закрыла глаза ладошками, а я достал из сумки мишку и куклу - не ахти какие подарки, но лучше, чем с пустыми руками. — Всё, можно открывать - Оксана убрала руки - кто тебе больше нравится? Оксана чуть смутилась - конечно, ей хотелось взять обе игрушки, обе я и отдам. А вот умение делать выбор - лучше развивать ещё в детстве. Оксана схватила мишку и убежала в дом. Кукла её подождёт… Не совсем верно, но ничего - всё со временем. Я пошёл за ней, неожиданно почувствовав странную усталость. Ника встретила меня внутри. — Привет, Андрей. — Привет, Ника - я сел в кресло - видел уже одну твою находку, есть ещё? — Ты про самовар? — Да, чем топишь? — Шишками. Ещё есть старое радио - оно на чердаке, вытаскивать пока не стала. — Ламповое ещё? Нужно посмотреть. — Потом покажу. Есть хочешь? Иди во двор - я принесу. Или здесь можешь. — Спасибо, я на воздухе лучше. Я сел во дворе. Через пару минут Ника принесла борщ и маленькую баночку сметаны. — Спасибо - я взял ложку - а сметана-то не деревенская. — Ну прости, что было. — Да шучу я - спасибо Вероника. Садись тоже - или ты есть не хочешь? — Нет, я потом. На второе есть гречка и котлеты - будешь? — Да, конечно. Спасибо. Ты так подготовилась, что… — Что? — Так… Лестно. — Ешь, приятного аппетита. Ника вернулась минут через пять, поставила на стол кастрюлю, забрала пустую тарелку и вернулась снова - принесла ещё нарезанного хлеба и села напротив. Молчание было слегка неловким. — Что? — Ничего, просто присела. — А, ну ладно. Больше минуты я не выдержал. — Знаешь, что аномалии снова начали расти? — Знаю, я тоже об этом хотела тебе сказать. — Что думаешь? — А чего тут думать. Больше аномалий - больше переездов, больше внедрения, больше удалённых работников. Вам работы прибавится. Вот если всё вокруг станет аномалией - тогда не знаю. Мир стал бы совсем другим. — Да, я тоже не могу представить, насколько бы он изменился. Ты собираешься окончательно переехать в деревню? А как Оксана? — Пока не знаю - только думала над этим. Здесь строится школа, но зоны покоя сейчас не так уж сильно отличаются - что в городе, что здесь. В деревне, разве что, своё хозяйство можно вести. — А сейчас что делать собираешься? — Небольшой ремонт. — Помочь? — Если хочешь. — Давая посмотрим - я встал из-за стола - кстати, всё было очень вкусно, спасибо. Ника улыбнулась. — Пойдём, я тебе радио покажу. Мы поднялись на чердак. Похоже, Ника даже здесь успела прибраться - пыли было немного, по крайней мере я не увидел нигде «сантиметрового слоя» - разве что в дальних углах, где громоздились давно забытые вещи. — Вот - Ника сняла салфетку - смотри. Я подошел ближе, провёл пальцем по чёрному корпусу… Интересно, работает? Хотя, даже если заработает - все станции теперь вещают в УКВ-диапазоне, а он принимает только средние и длинные волны. Я пощёлкал клавишами, покрутил ручки - будто хотел проверить: шевелятся ли еще? Не отвалятся ли? Глупо, но подобные вещи делаются «на автомате». — Проверим - я подхватил радиоприёмник «под мышку» - вдруг заработает. Мы спустились обратно - с одной свободной рукой это оказалось сложнее. Хорошо хоть электричество есть - подумал я, подключая приёмник к розетке. «Воронеж» (так назывался радиоприёмник) молчал - обидно… Через минуту послышался слабый гул и шипение, которые после стали немного громче. Вот только больше ничего не изменилось - как ни крутил я ручки, на всех диапазонах слышался равномерный гул. Жаль - я выдернул вилку из розетки. — Ну как? Ника подошла сзади, положив руки мне на плечи, я слегка вздрогнул от неожиданности. — Не работает. Не против, если я его нашим спецам отвезу? Вряд ли, правда, это им поможет - но вдруг? — Не против. Только тащить неудобно будет. — Ничего страшного, донесу. — Пойдём чай пить. Чай тоже получился очень вкусным. Неужели это из-за самовара? Нет, наверное, просто - Ника по-другому заваривает. — Так говоришь, ремонт затеяла? Ну, рассказывай, чем смогу - помогу. -///- Я гостил у Ники около полутора недель, к концу этого срока меня разрывали два противоречивых желания - остаться и уехать. Мне не хватало удобств современного мира, но вместе с тем - я начал понимать, как порой я устаю от этих «удобств», хоть и сильно зависим от них. Да и к Оксане как-то незаметно начал привязываться. Эта детская непосредственность, детский восторг… Словно даёт силы что-то делать, которых иногда очень не хватает в городе. Я отгонял эти мысли тем, что у всего есть, как минимум, две стороны - и преимущества, и недостатки. И всё же уезжать не особо хотелось. Ника проводила меня на пару домов от своего и пошла обратно. С минуту я стоял, глядя ей вслед, потом развернулся и пошёл дальше. За время, что я отсутствовал, ничего не изменилось - даже чуть обидно. Но через неделю - началась чертовщина… Зоны покоя начали резко менять свои границы - то увеличиваясь на несколько километров, то снова уменьшаясь, иногда становясь даже меньше, чем раньше. Но в целом - они становились больше: медленно, хоть и быстрее, чем месяц назад, расширяясь. В городе росла напряженность - неизвестность пугала почти всех, ведь «зоны вечного лета» продолжали расти… и тем сильнее, чем более напряжённой была атмосфера в обществе. Через три месяца рост снова замедлился - народ облегченно вздохнул. Увеличился поток туристов и тех, кто желал переехать в одну из зон покоя на постоянное жительство - мы почти идеально отладили сообщение «между летом и зимой», ситуация стала улучшаться. Ника, наконец, переехала в деревню, Оксана вскоре должна была пойти в школу, но мне всё чаще становилось грустно от этой стабильности, от вечной зимы… Вспоминался отпуск, Оксана, Ника. Вспоминалось даже то, что от отца и деда Нике досталась неплохая библиотека. Я выключил телевизор - в новостях опять рассказывали о каких-то волнениях за рубежом - и лег спать. Проснулся я не от будильника - в выходные дни он не звонит, а оттого, что свет бил прямо в глаза. Щурясь - я, чуть пошатываясь, подошёл к окну, отдёрнул штору, потягиваясь, посмотрел в окно… Зевок «застрял в горле» - я задержал дыхание и выдохнул через секунду. За окном наступило лето - ни единого намёка на зиму, на снег, который ещё вчера лежал везде. Я бросился к кровати - на тумбочке рядом лежал пульт от телевизора. Конечно, включить ничего не удалось - телевизор, телефон, ноутбук встречали меня тёмным экраном. Ну, что же… Новый мир? Или новый переезд? Посмотрим. Поживём еще. А пока - я, кажется, знаю, куда отправлюсь. ------------------ Александр Тайгар http://taigar.ru -------------------